Анастасия Монастырская

Официальный сайт

Настроение

26.08.2013 Перепутье

- Я бесконечно благодарен вам за то, что вы существуете.

Он делает знак официанту, и тот несет новое блюдо. Торжественно снимает серебряный купол, ждет восторженного «Ах!»… Комкаю возглас как платок, натужно восхищаюсь. Так мило. Так дорого. Так ни о чем.

Есть люди, с которыми мучительно разговариваться, но еще мучительней молчать. Этот из тех, с кем мучительно существовать по касательной. Он вечно спешит, говорит и делает наскоком и отчаянно ждет, чтобы появилась та, единственная, которая бы взяла на себя радость – стать музой, рабыней и Клеопатрой. Поэтому кастинги, примерки, притирки, обиды и шумные расставания. Так вел себя Достоевский. Так мечтал вести себя Толстой. И так не получилось у Чехова.

- Почему бы не продолжить у меня? – касается моих пальцев. Вальяжно. Снисходительно. Как Дюма.

Две секунды. Ровно столько, чтобы быть правильно понятым и чтобы я могла принять верное решение. –  Мы могли бы…

Не договаривает.

Дальше мой ход. Сформулировать настоящее, додумать будущее. Все кажется красивым, вкусным и ярким. Почти настоящим. У нас могло бы все получиться. И, возможно, мне бы это понравилось. При одном условии. Он – все. Я – то, на что хватит времени, сил и желания. Я – временное. Разменная монета. Перепутье.

Десерт.

 Кофе.

 В окно маленькими снегирями бьется рябина.

Я могла бы стать для него целым миром. Мой мир ему не нужен. Он ищет образ в женщине и литературу в жизни. Вариант так себе… Вне Нобелевки.

- Я бесконечно благодарна за то, что вы существуете, но мне пора…