Анастасия Монастырская

Официальный сайт

НАСТальжи

31.08.2015 Марина

31 августа.
Марина. 
Рябина.
Позади все. 
Вокруг — Елабуга. Произнеси поэт "Елабуга" — и безнадега. Что можно написать в Елабуге? Некролог. 
... Мне лет 14. Феодосия. На побережье торговля книгами — Цветаева, Волошин, Гумилев, Мандельштам. Все оптом. Все залпом. 
Дорожка в Коктебель. Засранная людьми и коровами. На середине сдаюсь. Идти дальше не хочется — это не их мир. 
Полоска моря. 
Мемуары на гальке. Юная Мара. Юная Ася. Молодой Макс. Поиски сердоликов. Много-много сердоликов. "Мне нравится, что вы больны не мной"... Я больна Цветаевой. И до последнего кажется — я могла бы ее спасти. У меня столь же сильная ненависть к Эфрону, как у Цветаевой к Гончаровой. 
Судьба такая больная штука. Ее ДНК нацелено на смерть, а не на жизнь. И многие из нас не могут встретиться, не могут предупредить друг друга, не могут сказать тот самое, важное... 
И все же... Есть место, где я чувствую запах ее духов. Где вижу золото волос. И где мы встречаемся. Карлов мост. А под ним проплывают лебеди. Назло веревке и августу.

Как звезды меркнут понемногу
В сияньи солнца золотом,
К нам другу друг давал дорогу,
Осенним делаясь листом,
- И каждый нес свою тревогу
В наш без того тревожный дом.

Мы всех приветствием встречали,
Шли без забот на каждый пир,
Одной улыбкой отвечали
На бубна звон и рокот лир,
- И каждый нес свои печали
В наш без того печальный мир.

Поэты, рыцари, аскеты,
Мудрец-филолог с грудой книг...
Вдруг за лампадой — блеск ракеты!
За проповедником — шутник!
- И каждый нес свои букеты
В наш без того большой цветник.