Анастасия Монастырская

Официальный сайт

НАСТальжи

09.01.2013 Тогда и сейчас

 

Зашли мы с сестренкой в «Патио пиццу». Вкусно, уютно, тепло. Люди улыбчивые… Такая редкость сейчас – улыбчивые люди.

И почему-то вспомнился эпизод в начале девяностых. Тогда на Невском открыли небольшую пиццерию. Пиццы там были невероятно вкусные – больше я таких нигде и никогда не ела, а еще в этой кафешке продавались молочные коктейли и кофе – большой двойной и маленький двойной. После школы мы там часто зависали. Компания была разношерстной – по возрасту, по интересам, по настроениям и мечтам. И все же было нечто, что нас всех объединяло. Даже не причастность, а, скорее, смутное, едва оформившееся  ощущение причастности к чему-то очень важному. Очень важно знать, что ты не один. В школе. В семье. В городе. В стране. В мире.

В тот день мы даже не поняли, как все это случилось. Мы, младшенькие, уже пили свой большой двойной, когда пришли старшенькие. Среди них была и Маша, Муза старшеклассников, тонкая, миниатюрная, красивая, взрослая. Маша, улыбаясь,  подошла к стойке, чтобы заказать кофе. Мгновение, и незнакомый мужчина, стоявший в очереди,  стал оттаскивать ее за волосы: «Жидовка!».

После Маша, вытирая слезы, с ненавистью сказала: «Уеду».

Почему-то вспомнилось. Может, потому, что общее настроение сегодня напоминает тот период. Все та же озлобленность, ненависть, поиски виноватых, изгоев. Абсурд в геометрической прогрессии. И еще одиночество. Иногда до воя.. Странное чувство — быть своим в мире и быть одиноким в своей стране.