Анастасия Монастырская

Официальный сайт

НАСТальжи

25.02.2014 Вещь в себе

Один очень хороший петербургский прозаик прожил часть своей жизни, застегнувшись на пуговицы. Пуговицы были большие, петельки – тугие и узкие.

Прошли годы, и он застегнулся на молнию. Потом снова на пуговицы. И снова  на молнию. Людей допускал до себя осторожно, расстегивал самую верхнюю молнию миллиметра на два, не больше.

С годами и тексты его оказались в футляре. Точные. Непонятные. Немного свысока.

А когда пришло время, воспоминаний не осталось. Два миллиметра – не о чем рассказать. Был очень интересный человек.

До себя не допустил.

Никого.

Даже в литературе.